темы для wordpress.

Поздние роды

Галка — не только моя хорошая знакомая, но и женщина невероятно везучая. В своё время папа её занимал приличную должность в обкоме партии.
Тем, кто помнит времена развитого социализма, не нужно объяснять, что
детство Галки было обеспеченным и счастливым.
После школы она благополучно поступила в кооперативный институт — самое престижное учебное заведение в нашем провинциальном Энске, где мы с ней и познакомились.
В отличие от многих детей прошлых и нынешних чиновников, Галка

добросовестно относилась к учёбе, за что преподаватели ставили ей на эк¬заменах заслуженные пятёрки.
Но и без этого её дальнейшая карьера была прозрачней горного ручья: сначала аспирантура, за которой последует место на кафедре, а потом, если будет желание, можно и о докторской подумать.
Единственной заботой, омрачавшей идиллическую жизнь Галки, была излишняя полнота — ненавистные килограммы не желали сдавать позиций, невзирая на полный отказ их хозяйки от сладких пончиков в институтском буфете.
На последнем курсе родители Галки решили, что пора дочери устраивать личную жизнь. Кандидатов будущий тесть подверг строгой селекции и наконец остановил выбор на одном из своих подчинённых.
Спустя неделю после получения красного диплома Галка вышла замуж и улетела в Сочи на весь медовый месяц.
Жизнь продолжала ей ласково улыбаться, даже грянувшие в стране перемены не заставили капризную Фортуну повернуться к ней спиной.
Муж Галки, как и многие люди их круга, сумел правильно сориентироваться в бурные годы перестройки — стал бизнесменом и демократом.
Галка выпала из моей жизни на несколько лет, до того памятного дня, в который модный московский режиссёр осчастливил Энск гастролями своей труппы. Билеты на его постановку разошлись в считанные часы среди городского «патрициата».
Я там оказалась случайно и так же случайно в сутолоке театрального фойе наткнулась на Галку.
Выглядела она потрясающе: похудевшая до стандарта 90- 60-90, в шикарном вечернем платье, довольная собой и жизнью.
С этого вечера мы стали время от времени перезваниваться, поздравлять друг друга с праздниками и обмениваться новостями из жизни общих знакомых.
Отношения наши не выходили за рамки приятельских, поэтому, когда октябрьским утром Галка позвонила мне и предложила встретиться в кафе, я удивилась.
Кафе «У самовара», где единственный самовар украшал выгоревшую на солнце вывеску у входа, было тихим местом с приличной кухней.
За его окнами раскинулся наполовину облетевший Александровский парк с клумбами огненно-жёлтых хризантем, неработающим фонтаном и памятником вихрастому поэту — нашей провинциальной знаменитости.
В воскресный полдень посетителей в кафе было мало, я сразу заметила Галку в дальнем углу, поразившись произошедшей в ней перемене.
Осунувшееся лицо, опущенные уголки губ и сеточка морщин вокруг покрасневших глаз разом уничтожили плоды многочасовых трудов дорогого косметолога.
Мы сделали заказ, и Галка, едва сдерживая слёзы, рассказала мне свою историю.
Последние месяцы она чувствовала себя нехорошо: головокружения, усталость, тошнота и приступы жуткого раздражения вконец измотали не только её, но и всех домочадцев.
Муж настаивал на медицинском обследовании, но Галка только отмахивалась, объясняя своё состояние наступающей менопаузой.
В конце концов супруг силой усадил её в машину и отвёз в клинику. Галка сдала все мыслимые анализы, обошла положенное число специалистов, а в кабинете гинеколога услышала диагноз, приведший её в ужас, — четырёхмесячная беременность.images-1
— Фу! — выдохнула я. — Глядя на тебя, я уж было подумала, что…
— Как ты не понимаешь. — со слезами перебила меня Галка, — мне сорок пять, у меня двое взрослых сыновей, работа и положение в городе.
И ты считаешь, что я, в моём возрасте, легко соглашусь стать всеобщим посмешищем?!
Мы не на Западе, это у них там можно хоть на пенсии рожать — никто косо не посмотрит, а у нас… — Галка всхлипнула.
— Врач сказал, аборт в моём возрасте и на таком сроке делать опасно, но, может, он согласится на искусственные роды, как ты думаешь? — и, не ожидая ответа, продолжила:
— Знаешь, чего мне стоило похудеть? А теперь снова разнесёт, но тебе не понять, ты всегда была тонкой и звонкой.
— Она вытерла глаза мятым платочком.
— А тут ещё секретарша мужа — молодая, смазливая девица — часто домой ему звонит, якобы что-то там уточнить по поводу документов. — Галка вздохнула и выдавила кислую улыбку.
— Ладно, не обращай внимания, я в последнее время совсем расклеилась, сама себя не узнаю, ведь и впрямь думала, что дело в менопаузе.
Страхи Галки были мне понятны, как понятно было и то, что, излив душу и успокоившись, она сама найдёт наилучшее решение.
Но женское любопытство рвалось наружу:
— Послушай, — спросила я, — а как муж и дети восприняли новость?
— А! — Галка махнула рукой. — Мальчишки только и сказали: «Ну вы даёте!» А муж очень даже собой доволен. Ему, видишь ли, теперь все друзья завидуют: оказывается, отцовство после пятидесяти — предмет особой мужской гордости.
…В марте Галка родила дочь Марину и погрузилась в заботы: бутылочки, памперсы, кашки и прочие атрибуты счастливого материнства.
Она стала прежней пышкой, но, похоже, это перестало её беспокоить.
Недавно Галка пригласила меня в чайную, где, по её словам, к чаю подают сказочные на вкус блинчики с сыром.
— Ты почти не потеряла форму, — покривила я душой, наблюдая,
как Галка кладёт третий кусочек сахара в чашку.
— Да брось ты деликатничать! — фыркнула она. — Если хочешь знать, объём моей талии превысил мой же личный рекорд.
Роды всегда таким образом отражались на моей фигуре, но вес — дело поправимое.
Официантка принесла румяные блинчики с начинкой из сладкого творога и изюма.
Добрая слава чайной была оправданной — блинчики не уступали по вкусу домашним.
— Знаешь, хорошо, что всё так сложилось, ну, я имею в виду беременность, — сказала Галка, разделываясь со своей порцией.
— С подобной неожиданностью в нашем возрасте, конечно, не так-то легко смириться.
Помнишь, в каком я была состоянии? Ещё бы! Устоявшаяся жизнь, планы ближайшие и будущие — всё летело коту под хвост.
А видела бы ты вытянувшиеся лица знакомых, когда они узнали о моём «интересном» положении.
Галка была права: рожать после сорока у нас считается чуть ли не неприличным, особенно если у тебя уже взрослые дети.
Но она на корню пресекла соболезнующие комментарии друзей, заявив, что рада такому повороту судьбы.
— Теперь я живу, ни на кого не оглядываясь, — продолжала Галка, улыбаясь, — ем, чего душа попросит, учусь печь пироги, о возвращении на работу не думаю, а летом вместо Малайзии собираюсь на дачу.
Короче говоря, делаю то, чего никогда в жизни не делала — не соответствую чужим ожиданиям.
Одна моя подруга называет это’ постродовым временным помешательством. Возможно, она права, возможно, скоро мне это надоест и я вернусь к прежней жизни, но пока…
— Галка съела последний кусочек и зажмурилась от удовольствия.
— В общем, перемены, даже неожиданные, не так уж и страшны.
Когда мои знакомые начинают жаловаться на пресную жизнь, я им предлагаю воспользоваться моим рецептом и родить после сорока. А ты не хочешь попробовать?
Я ответила, что жизнь моя далеко не пресная, скорее наоборот, но за совет поблагодарила, про себя решив, что столь радикальные меры мне не по плечу, а может, напрасно — вон какие у Галки сияющие глаза.
****************************************
Знаменитости, прежде чем обзавестись детками, стараются достичь как можно больше вершин в своей звездной жизни. Их нисколько не пугают поздняя беременность и роды, и это прекрасно.images
Роды после сорока лет перенесли очень много актрис и певиц. Вот некоторые из них:
Актриса Сальма Хайек родила свою первую дочь в 41 год!
Отцом стал французский бизнесмен Франсуа — Анри Пино.
Дочь назвали Валентина Палома Пино. Для звезды дочь стала первым ребенком, для Француа-Анри — третьим.
Кстати, свадьба так и не состоялась и родители Валентины Паломы вскоре после ее рождения расстались.
Другая знаменитая актриса, Джейн Сеймур, одарила своего мужа близнецами в 44 года. Мальчиков назвали Джонни и Крис.
Актриса с удовольствием рассказывает прессе о своих детках, и всегда говорит, что хоть внешне они очень похожи, но на самом деле кардинально разные.
Николь Кидман очень долго не могла родить. Когда она все же смогла забеременеть, то сразу же сообщила, что ее нисколько не пугают роды после 40 лет.
7 июля 2008 года она стала мамочкой. Николь Кидман и ее супруг Кит Урбан дали своей дочери имя Сандей Роуз.
Теперь они воспитывают троих детей, двое из которых, Коннор и Изабелль, приемные.
Самые поздние роды были у Марсии Кросс.
В 2007 году, за месяц до своего 45-летия, звезда сериала «Отчаянные домохозяйки» родила близняшек Иден и Саванну.
За несколько лет до этого Марсия была на грани срыва после смерти своего любимого мужа — актера Ричарда Джордана.
Спустя 9 лет после этой трагедии она вышла замуж за брокера Тома Махоуни и родила ему этих деток.
Марсия говорит, что если бы это случилось на 10 лет раньше, она бы не так сильно ценила то, что у нее есть сейчас.
Среди российских звезд такие случаи тоже были.
Например, Татьяна Догилева впервые забеременела в 37 лет.
Однако до последнего времени случаи позднего материнства среди российских звезд были довольно редки.
Затем начался настоящий беби-бум среди известных женщин нашей страны.
Актриса Марина Могилевская в 41 год впервые стала мамой, а Кристина Орбакайте родила третьего ребенка.
И, наконец, 44-летняя актриса Ольга Кабо позапрошлым летом вновь стала мамой.
skachannye-fajlyРаньше в нашей стране бытовало мнение, что рожать после 35 лет — поздно и даже опасно.
Но, похоже, роды после 40 становятся в России таким же частым явлением, как и в Европе, а звездные мамы лишний раз доказывают нам, что поздней беременности вовсе не стоит бояться..
*************************************************
Источник материала еженедельник «Вся неделя»

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply